ФС римме

Лия Шульман

чл. Союза художников России

чл. Международной Ассоциации

Искусствоведов (АИС)

Федор Семенович Энтелис

(к 100-летию со дня рождения)

Нам всем навсегда запомнились слова, что не раз повторял Федор Семенович: « Народ, не помнящий свое прошлое – не достоин своего будущего». И здесь, сейчас, уже из  будущего его, все вспоминаются и вспоминаются — и эти его слова, и он сам, и его деяния и наши встречи — словом все то, что так никогда и не забывалось.

Судьба моя распорядилась так, что Федор Семенович Энтелис был не только Учителем в профессии, но и Учителем  по жизни. А еще он был — Другом. И мне, и моим родителям. Позднее, после выполнения нашей совместной работы «по созданию новых технологий в  гутном стекле с заранее заданными цветными и воздушными элементами декора» мы стали и соавторами. И еще — при каждом новом проекте, каждой новой идее — был он моим главным советчиком, доброжелательным критиком и неподкупным оппонентом.

Об этой неподкупности вкупе с его умением признавать свои ошибки можно судить по его отношению к технике скользящей гравировки, которой я тогда только начала заниматься. Более трех лет, оценивая отдельные мои работы в ней, говорил он об этом не иначе, как «это твое царапанье по стеклу». И…вот моя персональная выставка в Этнографическом Музее. Естественно, и он пришел тоже. Пришел уже после Открытия, один, заранее договорившись о своем визите. Вещь за вещью, внимательно просмотрел все работы экспозиции и, под конец, задумчиво сказал: «Знаешь, оказывается, я был не прав. Но, теперь ты меня полностью убедила — это твое направление вполне перспективно».

Но, все это стало потом. А до этого, задолго до моего поступления в Мухинское, была в моем детстве Книга. Книга наилюбимейшая.- «Стекло» Николая Качалова. Зналась она тогда почти наизусть, читалась ежедневно, а ощущалась, как сказка! Почему-то особенно завораживали рассказы о 40-х годах прошлого века, когда создавался Ленинградский завод художественного стекла. Возможно, потому, что время это было ко мне относительно близко, а возможно и потому, что мне было известно о существовании в Ленинграде такого завода. А, читая фразы Качалова о истории создания его, почему-то особенно четко запомнилась одна, где говорилось о пяти « главных действующих лицах» участвующих в этом создании. То есть о тех, «от качества работы, которых зависел успех начинания». Н.Качалов называл этих пятерых «своеобразным, выдающимся ансамблем мастеров науки, техники и искусства». Среди этих пяти «главных» рядом с Верой Игнатьевной Мухиной стоял «Энтелис». Именно Энтелису (по словам Н.Качалова), и «было поручено проектирование и наблюдение за проведением строительных работ». Там же мы читаем о «огромном «опыте» Энтелиса в «проектировании стекольных установок и сложных изделий художественного стекла». (По-видимому, под «сложными изделиями» подразумевался, спроектированный Федором Семеновичем в 1939-ом фонтан для Международной выставки в Нью-Йорке.) И, наконец, там были еще одна фраза: «как повезло новому делу, когда по окончании строительства (Ф.С.Энтелиса) удалось сохранить, как технического руководителя экспериментального цеха»!

И хотя, Качалов говорил о довоенном времени, времени достаточно близком мне по временным срокам, почему-то сама встреча с Федором Семеновичем в 1968-ом все же оказалась для меня не только полнейшей неожиданностью, но и сильнейшим шоком!

А ведь — можно было и не удивляться — в  том же «Стекле» Н.Качалова  было  написано: и о том, что «сейчас Энтелис является доцентом кафедры «керамика и стекло» в Училище им.В.И.Мухиной»….

Доцент Ф.С.Энтелис вел на кафедре «керамика и стекло» в Училище им.В.И.Мухиной курс «технология стекла». И, вел его так, что «его» предмет считался у нас одним из самых главных! Навсегда запомнились  (а эти два постулата врезались в память намертво) : «из стекла можно сделать абсолютно все»  и «дело художника придумать изделие, а технолога придумать, как его выполнить». Впрочем, как раз именно последнее – «знание как сделать и как выполнить, при условии  самостоятельно придумать» — он требовал от нас, своих учеников, в первую очередь. Результат при этом оказывался достаточно неожиданным: порой мы, его ученики, могли по знаниям его предмета составить конкуренцию даже и технологам. Впервые осознание качества «его» преподавания пришло на преддипломной практике в Дятьково. Тогда, почти играючи, удалось оказать теоретическую помощь тюменским технологам-дипломникам. Впоследствии, также благодаря ним, произошло знакомство и последовавшая за этим дружба с выдающимся археологом, хранителем Эрмитажной коллекции античного стекла, замечательным человеком Ниной Захаровной Куниной.

Как правило, все технологические консультации по собранному в экспедициях материалу, Нине Захаровне оказывал лично Федор Семенович. Но, как-то, когда он лежал в больнице, одну очень неотложную консультацию по его личной просьбе и его личной рекомендации провела и я. Именно после этого и завязалась наша с ней симпатия, а позднее и дружба.

Когда писалась эта статья, Нина Захаровна была уже низлечимо больна. Но, узнав о Симпозиуме посвященном памяти Ф.С.Энтелиса, просила передать присутвующим, что будет до конца жизни, до последнего вздоха  благодарить Судьбу, подарившую в 1965 году встречу со столь замечательным человеком! Она вспоминала о помощи Федора Семеновича при написании ею книги «Античное стекло». И добавила: «помощь эта поистине неоценима. И без нее, этой помощи, книги просто не было бы!» Вспоминала она и другую их совместную работу – исследование о методах изготовления «Портландской вазы». (К слову сказать – работа эта еще ждет своей публикации.) Говоря о самом процессе их совместной работы, вспоминала  «защиту» этого проекта в Государственном Эрмитаже.  И, еще – и это ее подлинные слова! — «Федор Семенович обладал поистине уникальным качеством — начиная работу, как соавтор, в конце ее, он становился Другом. Другом подлинным и настоящим!»

Она права – это так,  действительно так. Почти так же получилось и у нас. «Почти»- ведь до совместной работы уже  были дружеские отношения типа:  «учитель – ученик». Частенько обращалась я к Федору Семеновичу после окончания училища за консультацией и советом!

Но, все же первый самостоятельный технологический эксперимент был для меня делом весьма ответственным. Возможно, поэтому так хорошо и запомнился он, тот, мой тогдашний визит к нему в конце 80-х. Тогда, после рассказа о задуманном, выразила свое — нахальное! — желание совместной работы с ним. «Надо подумать – ответил он – давай сначала попьем чаю».

Работать над этим проектом мне хотелось именно с Федором Семеновичем, потому как не представляла в этой роли никого другого. Но, зная о занятости его, почти уже и не ожидала ничего положительного для себя. Получив же, наконец, его «да» — готова была на любые условия! И все же, главное его условие оказалось более, чем неожиданно. «В этом эксперименте, в этой работе мы должны быть абсолютно равны — говорил он, — механического деления на специальности технолога и художника просто быть не должно». Теперь, когда я сама преподаю — понимаю, какую цель тогда преследовал мой Учитель, выдвигая это условие, и как основное, и как главное. Его, конечно же, как он потом признавался сам, заинтересовала сама идея. И, хотя в то время он был просто чудовищно занят, упустить возможность заинтересовавшей его работы, в силу своего характера он просто не мог. Поэтому в его согласии, в поставленном им условии (мне думается) главную роль все же сыграло его отношение ко мне – уж так ему хотелось не только научить меня правильно и грамотно работать, но и самостоятельно, технологически мыслить.

Помню, как обрадовалась тогда я этому его согласию и, как его дочь Ира сказала: «Погоди радоваться, работа с Папой не сахар, ты еще сто раз пожалеешь об этом». Но, ни минуты я не жалела ни тогда, ни потом, как не жалею и до сих пор.

Работа с Федором Семеновичем очень много дала мне, и оказалось в жизни моей школой ни с чем несравнимой. Благодаря тому нашему сотрудничеству, я на деле узнала и навсегда запомнила — как, с чего надо начинать подобные проекты. А для наилучшего выполнения задуманного, научилась грамотному сбору и обработке изобразительного материала. Следует отметить, что Федор Семенович не признавал полумер: если уж сидеть в библиотеке, то только в библиотеке Государственного Эрмитажа! Туда и был вытребован пропуск для меня на целых полгода. В таком же ключе – без полумер — была написана и теоретическая часть работы. И здесь, тоже, Федор Семенович требовал четкости и планомерности. Экспериментальная часть выполнялась на Львовской базе, куда в течение 1985 и1986 гг. я выезжала дважды. И, если в начале нашей работы над этим проектом, разговор шел о выполнении образцов лишь двух технологических приемов, то в конце – количество их увеличилось до тринадцати. Причем, многое «рождалось» прямо в гуте. Но, «рождению» этого, естественно, предшествовали разговоры-беседы «у Энтелисов». Там, в этих разговорах «за чаем», Федор Семенович, направляя работу, поощрял меня и к самостоятельному технологическому поиску, и к самостоятельному технологическому мышлению. И теперь, и я тоже, повторяя слова Нины Захаровны, говорю: «его помощь в этой нашей совместной работе была просто неоценима!».

О ней, об этой работе он позднее писал в своей книге «Формование и горячее декорирование стекла» (стр. 103-105). На них, этих страницах дал полное технологическое «описание трех из тринадцати предложенных нами техник». Есть там и иллюстрации, выполненные им собственноручно. Впрочем, свою часть работы, со скромностью ему присущей, он определил, как: «при нашей консультации».

Впоследствии  этой его скромностью была поражена и Сибилла Ярдсгофф, американский арт-критик и специалист по гутному стеклу (автор пяти монографий в этом направлении). Помню нашу встречу с ней и ее долгую технологическую беседу с Федором Семеновичем. А, после — ее восторженную реакцию: «Как технолог, он просто гений! Но, как чудовищно скромен!»…

Работа, которую Федор Семенович назвал «при нашей консультации» окончательно и бесповоротно подружила, как с ним, так и со всем семейством Энтелис. Тогда, довольно часто забегала я к ним. Время пролетало быстро за разговорами «о стекле», «о ювелирке», «о жизни» и «о работе», как с Федором Семеновичем, так и со всеми Энтелисами вместе. В то время работала я на «Русских Самоцветах», создавая  ювелирные образцы для отечественного рынка и  мечтая объединить стекло и металл в одном произведении. Федор Семенович,  одобряя и поощряя в этой мечте, не уставал повторять свои замечательные слова: « в стекле можно сделать все». Одобрил он и одну из первых «ласточек» этого направления – туалетный набор «Серебряные цветы», — ласково назвав его «модерняшечка».

Федор Семенович не только много знал, но многое умел. Многое делал  сам, своими руками, собственноручно. Такое умение в годы советской действительности было особенно нужно и необходимо. Помню, как поразила меня обстановка его квартиры в мой первый визит к нему! Тогда, над журнальным столиком висели совершенно необычные светильники. «Ручной работы», — пояснил мэтр. Запомнилась и перепланировка  квартиры, которой он так гордился. Еще бы – ведь он сам же и спроектировал ее, переоборудовав с помощью сына! А, забежав, как-то перед его отъездом в Дом Отдыха, застала мэтра за швейной машинкой. Выяснив, таким образом, для себя, что и шить он умеет тоже! После этого мне стало казаться, что нет на свете вещи, которой Федор Семенович не знал и не умел. Вспоминается и то, как, с какой гордостью демонстрировал он всем, придуманную и выполненную им собственноручно подсвечивающуюся полочку для мелких изделий из его коллекции стекла!

Следует отметить, что «находиться» в его коллекции своими работами было большой честью для всех нас- его учеников. Каких имен там только не было! Ведь Федор Семенович был другом для очень и очень многих, приходящих, приезжающих и прилетающих к нему. Так, часто приезжал, подолгу засиживаясь «за чаем» с долгими дружескими и технологическими беседами, Володя Муратов. Впрочем, повторяю — друзьями Федора Семеновича были многие, очень многие. По его коллекции вполне можно было изучать историю всего советского стеклоделия!

Вспоминать можно было бы еще  долго. История нашей дружбы хранит многое. И были они разные эти встречи — и радостные и, увы, горькие. Все они сейчас со мной и во мне – навсегда. Но, в них во всех для меня всегда было одно и, пожалуй, самое главное – счастье вновь и вновь приходить в этот чудный Дом, к этому замечательному человеку, которого моя Судьба позволила назвать и Другом, и Учителем!

пресс-релиз ЛШ

                                                  пресс-релиз

Лия Шульман – российский, петербургский, еврейский художник  (персоналия в Российской Еврейской Энциклопедии, Москва, 2000, т. 3, стр. 437), член Союза художников России, член  Международной Ассоциации искусствоведов.

В работах ее наравне с сюжетами, посвященными  России и Петербургу, встречаются  сюжеты,  связанные с ее национальной принадлежностью.  Потому что — основа  основ  ее творчества —   две составляющие: родина по рождению и  родина  истоков.

В палитре художника множество техник  и  приемов и к  каждому из них Л.Шульман  обращается  неоднократно.  И, каждое из них  существует,  и  само по себе,  и в сочетании  друг с   другом.  При  этом, особое значение для нее имеет язык изображения.

Одно из самых ранних и любимых направлений в творчестве  Лии Шульман – скользящая  гравировка, которой она  занимается с 1974г  . и осталась верна   до сих пор. Позднее, во время ее работы на ювелирном предприятии  «Русские самоцветы» (начиная с 1980), появилось еще одно направление — сочетание стекла и металла в одном произведении. А спустя некоторое время –  и роспись по стеклу.

Совместная работа с крупнейшим технологом  стекла,  проф. Федором Энтелисом   над экспериментальной темой  «Заранее заданные внутренние цветные и воздушные элементы декора» (1985-86), привела к созданию не только новых  гутных техник,  но и новых уникальных  работ.  Наиболее  интересные техники этого исследования — «воздушное кольцо»,   «воздушное  миллефиори»,  « параллельные воздушные полоски» — вошли в книгу ее соавтора и учителя.  —  См.  кн.:   Ф.С.Энтелис. Формование и горячее декорирование стекла, 1992, стр.103-105.

Среди ее работ есть  произведения и  монументального искусства: это , созданный в 1986-1991 паечный витраж 70 кв.м для Института Риса в Краснодаре,   декоративная скульптура из стекла «Древо Жизни», 1 кв.м,  выполненная в технике скользящей гравировки в соавторстве с А.Боровским(2001)и, принадлежащая Центральной Библиотеке им.М.Маяковского, и витражный объект еврейского искусства «Сукка» 18 кв.м., 2003,( в соавторстве с О.Зверлиным и А.Боровским)- собственность Еврейского Агентства в .России.

Год 1995 –  год  начала ее  работы в системе еврейского образования.  Работа с детьми в витражной студии Израильского Культурного Центра (1994-2004)  в технике росписи холодными транспарентными эмалями помогла ей  создать серию своих  работ   этой техники  в области иудаики.  Это — работы,  в которых сочетаются: и живопись, и  металл,  и скользящая гравировка.   Следует отметить, что и роспись,  и гравировку (на бормашине),  как и работу с металлом —  она  выполняет сама.

Дружба, а потом  совместная работа с  блестящим дизайнером, замечательным графиком и талантливым живописцем  Олегом Зверлиным  привела к увлечению такими  техниками, как компьютерная графика и графический коллаж поливинил-хлоридными материалами. (объект «Сукка»)

Грамотному же  использованию  в технике графического коллажа приемов традиционного еврейского искусства «рейзеле»  помогли совместно выполненные проекты  с профессионалом-специалистом в этом виде искусства :  художником  и искусствоведом- этнографом —  Андреем Боровским. Результатом этой работы стал витражный объект «Сукка» (2003).

Совершенно ясно, что жизнь и  творчество российского, петербургского, еврейского художника Лии Шульман – неделимы.

Ася Кожевникова, член Союза    художников России

песня

Лия Шульман, Ольга Змиевская

Взаимосвязь двух октав (звуковой и цветовой) – путь к свободе творческого           самовыражения

/опыт работы  в воскресной школе Израильского Культурного Центра в Санкт-Петербурге/

В 2002-2003 учебном году все творческие коллективы воскресной  школы «Эрец» Израильского Культурного Центра в Санкт-Петербурге работали над Проектом

«ПОЁМ  И РИСУЕМ ПЕСНЮ».

Проект был посвящен двум главным юбилейным событиям того года: «55 лет Государству Израиль» и «300 лет Санкт — Петербурга». Помимо  этого, в Проект были включены некоторые из  песен, соответствующие каждому из праздников еврейского календарного года.

Выбирая тему  Проекта, мы руководствовались следующими доводами:

  1. В любой музыкальной культуре любой страны: песня — самый доходчивый, самый демократичный и самый доступный пониманию жанр
  2. Любой культуре каждой эпохи в каждый временной отрезок  всегда сопутствует наиболее  любимая и популярная  песня.
  3. И в России, и в Израиле жанр «песня» наиболее распространен и заслуженно пользуется всенародной любовью.
  4. В синтезе искусств, при применении методики интегрального обучения на роль «сквозной» темы, как жанр — лучше всего подходит именно песня.

Как уже говорилось выше, над проектом работала вся школа «Эрец», все его творческие коллективы. А для всех  дисциплин школы  эта тема  стала не только главной, но и основной. Хотя ядром всего Проекта, с самого начала и до самого  конца, оставались — «хоровое пение» (педагог- Ольга Змиевская) и «изобразительное искусство» (педагог- Лия Шульман). Именно поэтому иллюстрацией реализации Проекта стало не только  выступление хора «Эрец», но и сопутствующая ему, выставка  художественных работ «студии витражного искусства». Выступление хора школы «Эрец», выставка художественных работ, мастер-классы О.Змиевской и Л.Шульман, проведенные  на  городском Фестивале Детского Творчества «Привет, Весна!» в Центре «Другой Мир» —  весной 2003 года — все это вошло в видеороллик Израильского Центра, посвященного 55-летию государства Израиль и показанный по НТВ.

И все же, главным результатом Проекта следует считать обучение учеников школы свободе творческого самовыражения. Обучению, где основное внимание уделялось  пониманию связи звуковой и цветовой октав.

Сам процесс вовлеченности в свободу творческого самовыражения был  условно разделен нами на три,  взаимосвязанных друг с другом, этапа: «Переживание», «Осознание», «Воплощение».

Этап «Переживание». Именно это — переживание песни, сказки, исторического или музыкального сюжета — дети чувствовали наиболее эмоционально  и остро, легко вживаясь в каждый  сюжет и искренне сопереживая ему. Каждый по-своему, они  достаточно правдиво, его отражали. Пусть иной раз и несколько ассоциативно, но все же у них  никаких трудностей не вызывал переход из одной системы координат в другую.

Для нас же особенно важен был второй этап процесса – «Осознание». Ведь именно на этом этапе и происходит главная часть «перевода» одного материала в другой.  «Перевод»  со звукового  языка (педагог Ольга Змиевская) в язык живописи (педагог Лия Шульман), с языка живописи в язык танца (педагог- Ирина Гордон), с языка танца в язык компьютера (педагог- София Горлицкая), с языка компьютера на иврит (педагог Илья Лифшиц).

Ведь именно этот, так называемый, «комбинированный перевод» и помогает ученику не только выработать различные точки зрения на один и тот же объект, и, в то же самое время, обучает его анализу этого самого «перевода»

Следует отметить, что только при достаточно результативном преодолении  первых двух этапов открывается дверь к третьему  — «Воплощению».  То есть,  к подлинной свободе творческого самовыражении.

Говоря же о взаимосвязи двух октав, звуковой и цветовой, мы, по сути, говорим о всеобщем гармоническом  соответствии мира и обо всем том, что делает его таким сложным, прекрасным и неповторимым.   Общеизвестно, что все известные нам цвета видимого спектра имеют свое звучание, составляя гармоничный переход от нижнего «до» (красного) к фиолетовому «си»..

А так как песня — положенные на музыку ритмические слова —   гармонизирует пространство, то и исполнитель ее — в данном случае  учащийся —  учится образному, воздействующему на его слух и моделирующему его речь,  высказыванию. Постигая, таким  путем, основы гармонии, он  не только начинает понимать ее, но и ищет  простой выразительный способ  передачи  нужного образа. Слушая музыку, исполняя песню, заново,  переживая и осмысливая  сюжет, он испытывает ту же самую гамму чувств, когда пытается найти изобразительные средства для передачи образа на любом из подвернувшихся ему материалов. Стараясь понять желания и зная  возможности каждого нашего ученика, мы помогали каждому из них исполнить задуманное, как на уроках пения и живописи, так и на уроках всех остальных дисциплин (иврит, компьютер, танец).

И, работая с ним, с нашим  Проектом «ПОЁМ И РИСУЕМ ПЕСНЮ» мы, естественно, знакомились с опытом работы российских и зарубежных педагогов и психологов, работающих в этом направлении. Так, нам очень помогли труды и опыт работы: докт.пед.наук Жанны Агамирян, первого директора и основателя Детской Картинной Галереи Армении, израильского педагога,  скульптора и писателя Елены Макаровой, работы   ведущих психологов арт-терапии — российского А.И.Копытина и американских — Джона Дилео и Деннис Линн.

направления

      Лия Шульман – российский, петербургский, еврейский художник. Имеет персоналию в Российской Еврейской Энциклопедии , Москва, 2000 (т.3, стр.437).

      В ее работах наравне с сюжетами, посвященными, Петербургу и России имеются сюжеты, связанные с ее национальной принадлежностью. Две составляющие – родина по рождению и родина истоков — основа основ ее творчества.

      Многообразие используемых техник и приемов является своеобразной палитрой художника и объясняет многообразие направлений в ее творчестве. Та же закономерность прослеживается в каждом из направлений. К тому же, каждое разрабатывалось и разрабатывается вглубь и вширь на протяжении творческого пути, сочетаясь, и порой и дополняя друг   друга.  Объединение техник и приемов происходило и происходит  оттого,  что главным для нее всегда  являлось и является – оптимальное решение каждой поставленной задачи.

     Одно из самых ранних и любимых направлений —  сочетание стекла и металла в одном произведении – появилось в 1980 г. во время работы на ювелирном предприятии . Немного ранее, сразу после окончания ЛВХПУ им.В.И.Мухиной,  стала  она заниматься гравировкой.

     Совместная работа с крупнейшим технологом по стеклу,  проф. Федором Энтелисом   над экспериментальной темой  «Заранее заданные внутренние цветные и воздушные элементы декора» (1985-86), привела к созданию не только новых  гутных техник,  но и новых уникальных  работ. Техники  наиболее интересные — «воздушное кольцо»,   «воздушное  миллефиори» и  « параллельные воздушные полоски» — вошли в книгу ее соавтора и учителя.  См. кн. Ф.С.Энтелис. Формование и горячее декорирование стекла, 1992, стр.103-105.

     Работа с детьми в витражной студии Израильского Культурного Центра (1994-2004)  в технике росписи холодными транспарентными эмалями привела к созданию работ в этой области, порой  сочетающихся, как  со скользящей  гравировкой,  так и с   металлом.  И роспись,  и гравировку (на бормашине) она  выполняет сама.

     Дружба и совместная работа с  блестящим дизайнером, замечательным графиком и живописцем  Олегом Зверлиным  привела к увлечению такими  техниками, как компьютерная графика и графический коллаж поливинил-хлоридными материалами. Грамотному  использованию  в технике графического коллажа приемов традиционного еврейского искусства «рейзеле»  помогла совместная работа с профессионалом-специалистом этого вида искусства — художником и искусствоведом Андреем Боровским.

   Участие в совместных проектах с ОРТ-Гинзбург СПб ( виртуальная галерея детских рисунков «Израилю -50», программа «12 колен» и создание одноименного детского журнала) привело к участию  в программе ORT JEТ.  В рамках этой программы (1999 – 2005)   был создан и прочитан в курс лекций «Символика еврейского традиционного декоративно — прикладного искусства». Пособие по курсу было выпущено в 2003 году ОРТ Гинзбург СПб.

  Cо дня  создания, в  1994 году  международной еврейской группы Пеле (группы творческих работников) Л.Шульман — бессменный  секретарь, куратор, а иногда и экспозиционер выставочных проектов группы (экспозиции «Дети Мира рисуют  Библию», «Чудо Пурима» ,  «Чудо витража»).

 

Ася Кожевникова

Образование:                                                                                                                                                                                                                                               

 Высшее  художественно-промышленное  училище им. В.И.Мухиной   (бывш. Щиглица) по специальности « художественное стекло и керамика»:  1968-1973 

Институт  Иудаизма в Москве, программа «Лиммудим», курс «Тора: имена и судьбы»: 1999-2001

 

Работа:

ЛПТО «Русские Самоцветы»: 1973-1981

Комбинат Декоративно-прикладного искусства: 1981-1991

Система Еврейского образования:

1994-2004 – кружок витражного искусства в ИКЦ

1995, 1996 – преподаватель в летнем городском лагере школы «Бейт»

1997-2000 – кружок росписи по стеклу в школе «Иерушалаим»

1998 – преподаватель в летнем городском лагере школы № 55

1998, 2000 –преподаватель в летнем городском лагере школы «Иерушалаим» — мастер-класс «Цветы Израиля»

1997-2000 – кружок  иудаики  в школе № 55

1998, 2000 – преподаватель в летнем городском лагере школы № 55

1999- мастер-класс по росписи стекла  « Изготовление подсвечников»  в Женском клубе  Большой Хоральной Синагоги

1999 – мастер-класс ко Дню Независимости Израиля в школе № 55

2000 — участие в учебном проекте «Освобождение Алтер Ребе» в школе Бейм Сефер Менахем

2000-2004 – Семейный клуб Бейт Хабада

2003-2004 – школа для девочек «Махон Хана»

  1. 07. – мастер – класс « стекло и техника графического коллажа» для спонсоров СОХНУТа

1999-2005 – ежегодный курс лекций «Символика в еврейском   традиционном искусстве», ОРТ Гинзбург-СПБ

2004-2005 – руководитель школы — студии витража « Еврейская традиция в изобразительном искусстве», ЕАР, СПб

с 2001 – преподаватель ИЗО в  Хейдере «Менахем»

с 2006 – руководитель студии «Зах» в Санкт-Петербургской Синагоге

 

Звания:

Член Союза художников России с 1982

Член  Международной Ассоциации исскуствоведов с 1997

 

Награды:

Премии Министерства Приборостроения (всего 12), Москва, 1973-1981

Премия Ленинградской Палаты лучших образцов «За лучший детский значок», Ленинград, 1975

Диплом  Ленинградского Манежа «40 лет Победы», Ленинград,  1985

Диплом Международной выставки художественного стекла, Москва, 1995

Диплом первой Санкт-Петербургской выставки-ярмарки «Петербургский ювелир – 96», Санкт-Петербург, 1996

Диплом  Международной выставки-конкурса «Камень и ювелирное искусство», Санкт-Петербург, 1998

Диплом  Международной выставки-конкурса «Петербургский ювелир – 98», Санкт-Петербург, 1998

Диплом  Международной выставки-конкурса «Петербургский ювелир-99», Санкт-Петербург, 1999

Диплом Международной выставки-конкурса «Камень и ювелирное искусство», Санкт-Петербург, 2000

Благодарность Выставочного объединения «Мир камня» за участие в выставке «ВЗГЛЯД В БУДУЩЕЕ», 2000

Персоналия в Российской Еврейской Энциклопедии, ЭПОС, Москва,  2000 – т.3, стр. 437

Диплом Лауреата  5 Московского международного фестиваля детского и юношеского художественного творчества, Москва, 2001

Диплом  1 Международного  фестиваля еврейского  декоративно-прикладного творчества «Золотой Аист», Киев, 2002

Благодарность за  «высокий  профессионализм и творческое отношение к работе в Воскресной школе», ИКЦ, 2002

Диплом Фестиваля Детского Творчества «Привет, Весна!»- «За высокий уровень проведения мастер — класса «Техника росписи по стеклу»», 2002

Благодарственное письмо от организаторов городского конкурса «ЧИТАЯ ЯНУША КОРЧАКА», 2002

Диплом  Фотоконкурса Израильского Культурного Центра «Мой Израиль», Санкт-Петербург,  2004

 

Публикации:

Газеты «Смена», «Вечерний Петербург» — 1973, 1991, «Ницаним»- 1996, 1997, 1998,2000, 2002, «Стрела» -2000, «Большая переменка», 2003

Ф.С.Энтелис  «Формование и горячее декорирование стекла», стр.103-105

Журналы «Петербургские искусствоведческие тетради» — вып.6 — 2005  и 7- 2006

Предисловие Абрама Раскина  к  кн.Л.Шульман  «Дотяни струну до сердца», 2000

Российская Еврейская Энциклопедия, ЭПОС, Москва , 2000 —  т.3, стр.437

 

 

Направления:

1.  Гутные технологии:

 «На  просторах Вселенной» Image 34 (Ф.К.),  «Зов моря» Image 34 (М.Х.), «Синяя птица» IMG 0054 (С.М.)  

 в соавторстве с проф. Ф.Энтелис:                                                                                                                                                                                                                                                           « воздушное кольцо»- «В садах Ган — Эдема» Liya 07(С.М.), «воздушное меллифиори» — «…наплывает радости грусть…» (памяти Мамы) Liya 04 (С.М.), «цветные шары» — «Радуга» Liya 03 (С.М.)

  1. Сочетание стекла и металла:

 «Лев стережет Город» Image 32 (Ф.К.), «Первый лист»- ruka (Ф.К.), «Серебряные цветы» 1(Ф.К.), «Пушкинский» pushkin (Ф.К.), «Олимпийский сувенир» Untitled-6 (Ф.К.),

  1. Роспись холодными эмалями:

по рельефу – пласт из серии «Памяти Шагала» Untitled-4 (Ф.К.), роспись  в сочетании с гравировкой- «Автопортрет» autoportret (Г.С), роспись по объему в сочетании с металлом —  ваза «Отражение» Liya 05 (С.М.)

  1. Метод скользящей гравировки:

 по опт. стеклу — «Мосты повисли над водами» li 93 (С.М.), «Белые ночи» grisha f04 (Г.С.),  «Магендовиды  Осени» jew-simb (С.М.), «Песнь Песней» 10 (С.М.),  «В парках Петербурга» sadyspb (С.М..)

  по стеклу и хрусталю, иной раз с золочением и серебрением – «Сотовый мед» 002 (С.М,),  «Мир и Процветание» 005 (В.М.), «Сфинкс. Снежная дева» 003 (В.М.), «Русский лубок» 011(В.М.), «Эдем» 009 (В.М.), «Вместе навсегда» 007 (В.М.), «Лехаим» 001(С.М.)

  1. Сочетание росписи и гравировки:

 «Утро в Летнем саду» Untitled-3 (Ф.К.), «Голубые букеты»-Untitled-5 (Ф.К.)

  1. Витражи и витражные объекты:

паечный с росписью «Выращивание Риса» 70кв м, Image 6, Image1 (Ю.К.),  гравированные однослойные – «Древо Жизни» (совместно с А.Боровским)  drevo (М.Х.),

гравированные многослойные —   «Ветер» veter (Ф.К.),

в технике графического коллажа – «Огни Хануки» (совместно с Л.Гусевой) 029 (В.М.), HC250823,IMG 0408 (Т.М.), объект «Сукка» (совместно  с О.Зверлиным и А.Боровским) 027(В.М.), P5260218(Т.М.), пуримская гирлянда «Буффонада Пурима» (совместно с О.Зверлиным»)  026 (В.М).

  1. Зеркальные картины, композиции-обереги, избранные:

010(В.М.) —   «Тишрей» 024 (С.М.), «Птица Души» (совместно с А.Боровским) molitva (С.М.),  «Шаббат Белой Ночи» — subb (С.М.), «Кудрей моих восточных…»  кудри (В.М.), «Талисман твоего Дома» GRW 4524 RT8 sob (С.М.)

  1. Украшения, избранные:

колье (совместно с Т. Белкиной) – «Алое  солнце» liya 06(С.М.), серия кулонов и мелкой пластики «Белые Ночи»  white-night(С.М.), композиция «В коралловых рифах» tania020

  1. Эксклюзивные подарки, сувениры и призы:

«Физики СГПУ – Л.Вербицкой» а 001 (Г.С.), «Голубые букеты» Untitle 5(Ф.К.), «академику Журавлеву от адмиралов  Санкт-Петербурга» HPIM0874, HPIM0876 (Т.М.)

  1. Графические работы, избранные:

А. постеры к 55-  летию Израиля «Памятники еврейского искусства» (совместно с О. Зверлиным) – floor, jer1, Untitled 1, 2

Б. компьютерная графика:    из серии «Пуримшпиль» — «Улыбка»liya002,  «Пуримские клоуны» tania001, «Эстер и Ахашверош» tania018

В. логотипы :  для ОРТ-Гинзбург СПб (совместно с А.Ходоровской) most, группы ПЕЛЕ scan0001,  эмблема журнала «Мишпоха»(Витебск) tania011

Г. книжная графика: из книги Л.Шульман «Дотяни струну до сердца» tania009, 010, книга «стихи Л.Алексеевой» tania019

    открытки – « Израилю -50» tania 006, «День Независимости-2000» tania013

    экслибрисы: К. и М.Шор tania 004, А. Симуни tania003,  монограммы- экслибрисы  пары американских коверных клоунов tania 015

                                                                                                                                                                                                       

 

  1. Преподавание:

– см. СД – презентацию (исполнитель web дизайна —  Алексей Коган):  доклада  2006 , 8.04: «Школа еврейского Стекла в  Санкт- Петербурге — возникновение, становление,  развитие». 

Доложено на 7 Международном  Симпозиуме Стекла «Стекло в Контексте», Фраунау, Германия,  

сдано в печать в сб. «Петербургские искусствоведческие тетради», АИС, вып.8-

 

1994-2004 – кружок витражного искусства в ИКЦ

1995, 1996 – преподаватель в летнем городском лагере школы «Бейт»

1997-2000 – кружок росписи по стеклу в школе «Иерушалаим»

1998 – преподаватель в летнем городском лагере школы № 55

1998, 2000 – преподаватель в летнем городском лагере школы «Иерушалаим» — мастер-класс «Цветы Израиля»

1997-2000 – кружок  иудаики  в школе № 55

1998, 2000 – преподаватель в летнем городском лагере школы № 55

1999- мастер-класс по росписи стекла  « Изготовление подсвечников»  в Женском клубе  Большой Хоральной Синагоги

1999 – мастер-класс ко Дню Независимости Израиля в школе № 55

2000 —  участие в учебном проекте «Освобождение Алтер Ребе» в школе Бейт Сефер Менахем

2000-2004 – Семейный клуб Бейт Хабада

2003 – мастер- класс (совместно с А.Боровским) Семейного Клуба Бейт Хабада по случаю Осенних праздников и начала учебного года

2003-2004 – школа для девочек «Махон Хана»

  1. 07. – мастер – класс « стекло и техника графического коллажа» для спонсоров СОХНУТа

1999-2005 – ежегодный курс лекций «Символика в еврейском   традиционном искусстве», ОРТ Гинзбург-СПБ

2004-2005 – руководитель школы — студии витража « Еврейская традиция в изобразительном искусстве», ЕАР, СПб

с 2001 – преподаватель ИЗО в  Хейдере «Менахем»

с 2006 – руководитель студии «Зах» в Санкт-Петербургской Синагоге

 

 

 

Фотографы :  Фердинанд  Кузюмов (Ф.К.),  Юрий Курочкин (Ю.К.), Владимир Маковецкий (В.М.),  Сергей Меньшиков (С.М.),  Татьяна Максудов (Т.М.),   Григорий Серебряков (Г.С.),   Михаил Хейфец (М.Х.)

 

Приложение в папках: статья доктора искусствоведения Марины Цветаевой (на англ.яз.) « mtzvet» , «резюме» ( творчество и еврейские проекты), « Summary»   (тоже на англ.яз.), фото для обложки ,  «направления» ( путеводитель по СД)

 

Коллажвитраж

Техника графического коллажа поливинил-хлоридными материалами в коллажно-графическом витраже

Памяти моего старшего друга и соавтора Олега Зверлина       …

Коллажно-графический витраж, выполняемый в технике «графического коллажа поливинил-хлоридными материалами», как самостоятельный жанр, появился сравнительно недавно. Его появление — следствие бума рекламы и огромного выбора высококачественных материалов и технологий, появившихся на быстро развивающемся художественном рынке. Да, поливинил-хлоридные материалы и есть те самые пленки, которыми выполняются рекламные надписи и объявления. Эта  та самая реклама, что нас окружает и, которую мы видим сейчас повсеместно. Снабжает же нас всеми этими материалами в Санкт-Петербурге компания «ВМТ – рекламные материалы и технологии», впервые появившаяся на российском рынке более 10 лет назад – в, уже таком далеком сейчас, 1994-ом.

В то время — более 10 лет тому  назад —  из-за  ее редкости и относительной дороговизны, рекламную пленку наносили с внутренней стороны витринного стекла. И тогда нам это казалось нормой. Настолько, что нам  было  поразительно – ну прямо до шока! — впервые (в 1997-ом) увидеть в Швеции витринное стекло с пленкой снаружи. А ведь мы тогда в России все еще берегли и тщательно сберегали, оставшиеся от заказов кусочки пленки, стараясь где-нибудь и как-нибудь использовать их впоследствии.  Ярким примером такого применения  может служить, сохранившийся до сих пор в квартире Зверлиных, панно — витраж, выполненный самим хозяином и носящий шутливое название «Наш кухонный витраж».

 Мы с Олегом Зверлиным, автором этого «домашнего» произведения, в те годы довольно часто работали вместе, в творчестве зажигая друг друга.  Работая в самых разных направлениях декоративно-прикладного искусства,  для этой техники мы особенно старались найти различные области применения.  Выполняли все: и  подвернувшиеся заказы, и наглядную агитацию, и плакаты, и отдельные  творческие проекты. Работали в ней и со своими учениками. Так, ряд отдельных сюжетов в детском монументальном витраже Израильского Культурного Центра в Санкт-Петербурге выполнен именно в ней.

Вспоминается и наш «горящий» заказ для Израильского Культурного Центра в году 1998-ом, когда надо было очень быстро сделать праздничное оформление консульства. И вот тогда мой старший друг Олег Зверлин, дизайнер и прикладник по специальности,  предложил воспользоваться техникой «графического коллажа». Работу эту мы выполняли втроем — дизайнеры Олег и Юрий Зверлины и художник по стеклу Лия Шульман. И вот — за три дня мы смогли сделать то, на что в другое время и с другими материалами времени ушло бы раз в десять больше! А, в результате сделанная нами серия графических плакатов, из сбереженных ранее остатков пленки ORACAL в сочетании с рисующей линией черного маркера, заказчику очень даже понравилась. Впоследствии серия эта неоднократно и с успехом экспонировалась на самых различных выставочных площадках                    С-Петербурга.

Вот так, на примере одного только заказа в технике «коллажно — графической графики» видно, каким образом современные технологии в корне меняют отношение к материалу, позволяя выполнять тот же самый объем работы эффективно и в гораздо более краткие сроки. И еще один, и немаловажный, штрих: и в «коллажно — графическую графику»,  как и в «коллажно — графический витраж»  легко переводятся работы других изобразительных техник.

Как-то по-особому запомнилось и выполнение нами шуточной гирлянды из пластиковых бутылок весной 2003-го.  Тогда мы с Олегом почти неделю, не отрываясь на обед и подолгу задерживаясь в мастерской, делали, без конца переделывая и доделывая эту самую гирлянду.  Было трудно остановиться — ведь каждая вновь сделанная бутылка казалась особенно  нужной, неповторимой  и необходимейшей для всей композиции. И потому мы  вновь и вновь «доводили» и «дошлифовывали» эту, свою, в общем-то,  совсем несерьезную и пустячную работу. Гирлянда получилась достаточно длинная  — почти  шесть метров — и оказалась пригодной не только для интерьера: впоследствии мы показали ее на первой в Санкт-Петербурге ландшафтной выставке в Елагином парке летом 2005-го.   

Олег Зверлин был художником самого широкого профиля. Наши творческие пути не раз совпадали, но, когда дело касалось стекла — совпадали всегда. И, конечно, мы всегда были  едины во мнении, когда разговор заходил о коллажно-графическом витраже. Так что все сказанное здесь – наша общая точка зрения.    

Коллажно — графический витраж, основанный на техниках классического, живописного и мозаичного витражей, самодостаточен. Использование богатейшей цветовой палитры пленок разного цвета, плотности, толщины и фактур дает  художнику поистине неограниченные возможности. К тому же, именно  в этом виде витража для «подложки» можно, кроме стекла, брать и другие прозрачные материалы. В частности — оргстекло. Последнее – особенно удобно, когда речь идет об объектах ланшафтной среды.

Такую работу, и именно на оргстекле, выполнил по заданию Еврейского Агентства в России (СОХНУТ), в 2003 г творческий коллектив группы ПЕЛЕ (по-русски ЧУДО) в составе Олега Зверлина, Лии Шульман и Андрея Боровского. На этот раз – это был именно коллажно — графический витраж. Собственно — скорее витражный объект, общей площадью 18 кв.м. Носил он название «Сукка» (или «шалаш», «шатер»  по-русски) и был сделан для еврейского праздника «Суккот». Вот что писал об этом проекте в каталоге выставки «В шатрах праведников» проф. Борис Хаймович: «Идея создать художественно оформленную сукку  возникла как желание вернуться к забытым ценностям ашкеназской культуры. Перед группой профессиональных художников, каждый из которых представляет собой яркую творческую индивидуальность, была поставлена чрезвычайно сложная и необычная задача – коллективно создать расписные суккот которые следуя духу еврейской традиции, были бы в тоже время выполнены в современной манере и в материалах, привычных для современных художников». Мы (наша группа), по словам  Бориса Хаймовича,  «использовали в своей работе художественные аллюзии с двумя типами еврейских памятников: донышками стеклянных бокалов с прорезной золотой фольгой, обнаруженных в еврейских захоронениях IV – V вв, а также вырезными михрахами (рейзелех) – из Восточной Европы XVIII-XIX  вв.». И далее в том же тексте: «Такая задача потребовала особого технического решения конструкции суккот. Конструкция, техника и манера исполнения оказались в значительной степени связанными между собой». И это было действительно так. Но, кроме этого, перед нами стояла еще одна задача — тоже очень важная и достаточно сложная. Но, нам надо было еще и решить: как, в какой технике витража достаточно быстро (за 7 дней пленера!), к тому же качественно и в срок, выполнить столь масштабный объект? Ответ напрашивался сам собой – только с помощью коллажно-графического витража. А использование компьютера, помогло нам не только существенно ускорить, но обогатить и расширить, как наши творческие, так и наши оформительско — художественные возможности.

Позднее,  в том же 2004-ом, тот же самый СОХНУТ, после успешно проведенной в Петропавловской крепости выставки « В шатрах праведников» (там был выставлен  и наш витражный объект), открыл у себя школу-студию витража «еврейское искусство и традиция» под руководством Лии Шульман. В этой студии одновременно занимались дети и взрослые, успешно осваивая азы техники «художественно- графического коллажа поливинил- хлоридными материалами». Создавали они на занятиях, кроме авторских реплик на традиционное искусство, на древние  античные мозаики  и свои собственные самостоятельные работы на стекле. Впоследствии некоторые из них экспонировались на выставках, как еврейских («Чудо Пурима» ЕАР ,2005 и «Чудо витража» Ломоносов, 2006), так и городских, и международных («Стекло на траве и воде», «Стекло на льду и снегу»  в 2005, «Стекло на траве» в 2006). Кроме школы-студии «еврейское искусство и традиция», с этой техникой за последние годы ознакомились ученики самых различных студийных образований, как С-Петербурга и Иерусалима, так Москвы и  Саратова, занимаясь в «мастерклассах» Л.Шульман и А.Боровского.

      Работы  в этой технике мы видим и  на выставках в Елагином парке – этой своеобразной экспериментальной лаборатории современных стекольщиков. Так, летом 2005-го в  Елагином парке около «Павильона под флагом», можно было увидеть и нашу «Сукку», и нашу «гирлянду». Были там и работы учеников школы–студии Л.Шульман: финской художницы Таньи Максудов, и русской — Любови Гусевой. Интересные, необычные  произведения  этого направления можно было видеть  в коллекции зимней выставки  2005-ого:  композиция «Ледоколы» на оргстекле  Владимира Маковецкого и Елены Лаврищевой и  витраж на оконном стекле «Огни Хануки» Л. Шульман и Л. Гусевой. Летом  же 2006-го всем особенно запомнились яркая, летящая работа наших ведущих художников В. Маковецкого и Е. Лаврищевой «Миграция» (оргстекло) и юношески — лиричная  «Майские колокола» Л. Гусевой (стекло).  А среди  работ лета 2007 мы увидели работу Л.Гусевой  на цветном стекле — «Рыбы в воде».

         Как мы уже говорили выше, коллажно — графический витраж вполне самодостаточен. Примером тому – многочисленные работы  этого направления — и у нас, и за рубежом.

         Успешно работают в этой технике, выполняя реплики, как классического витража, так и витража в стиле модерн, художники и дизайнеры  питерской фирмы «Русское оконце». Многие наши стекольщики так же работают с ней, выполняя самые разнообразные частные заказы.

         И, как тут не вспомнить последний витраж нашего покойного друга Олега Зверлина, сделанный им для одного частного загородного дома под Санкт-Петербургом и так, к сожалению, и оставшийся незаконченным.  В материале его выполняли братья Олега- Юрий и Андрей Зверлины. Витраж этот – авторская реплика на всеми любимую и неумирающую тему «модерна»- получился добрым, светлым и радостным. Кстати, вновь вспоминая об огромном выборе материалов в ВМТ, следует отметить, как «выручила» ребят в работе над этим витражом, пленка под названием «специальная», имитирующая «травленое» стекло модерна. И еще одно дополнение: в процессе работы над данным заказом художникам,  чтоб  получить нужный цвет, приходилось порой склеивать  вместе  единым пакетом до шести- семи слоев пленок одновременно…

         Разговор о коллажно — графический витраже мы продолжим словами Игоря Евсеева, специалиста из Ростова-на-Дону: «фактически было доказано, что это искусство вовсе не простое подражание другим техникам, а является новым полем для декоративной деятельности каждого из нас».  И, пусть «материалы  и технологии их использования – вновь разработанные, принципиальный подход, конечно же, не изменился, ведь в основе всегда лежит способность и желание творить».

       А, вспоминая каталог выставки «В шатрах праведников», невольно вспоминаются и слова его резюме: «В Библии говорится, что имя первого еврейского мастера, изготовившего Скинию Завета (а это также шатер) и наполнившего ее красивыми ритуальными предметами – Бецалель (по-русски — Веселил). Еврейская традиция возводит происхождение этого имени к трем словам: «бе-цель Эль», что буквально означает: в тени Бога. В этом имени, быть может, скрыто самое заветное понимание творчества: Мастер, Художник – это тот, кто ходит под Божественной сенью» (Борис Хаймович).

       Опираясь на все вышесказанное, можно снова сказать: коллажно — графический витраж, основанный, на хорошо известных всем нам техниках и технологиях,  хотя и  молод, но уже вполне самодостаточен.  Особенно, если его делали руки такого человека, как, ушедший от нас год назад, Олег Зверлин – тот, кто всегда ходил «под Божественной сенью».

 

                                                                                            Лия Шульман

Используемая литература:

  1. ВМТ Петербург –рекламные материалы и технологии. Прейскурант, лето 2007
  2. 2. Евсеев И.С. Роспись посуды и аксессуаров/ — Ростов и/Д: Феникс, 2006- (Мастерская), стр. 212
  3. Хаймович Борис. В шатрах праведников. Искусство и традиция. Выставка, посвященная праздникам осеннего месяца Тишрей. Каталог.16 октября- 8 ноября 2004 г.

 

                                       

И БЛАГОСЛАВИТ ТЕБЯ ГОСПОДЬ И БУДЕТ ТЕБЯ БЕРЕЧЬ1

« И БЛАГОСЛАВИТ ТЕБЯ ГОСПОДЬ И БУДЕТ ТЕБЯ БЕРЕЧЬ»     —   логотип Синагоги на Б.Бронной

книга Отзывов на выставке Л.Шульман «Еврейский Дом»:

«Спасибо БОЛЬШОЕ! За выставку, за общение, за тепло, за такой радостный лучик Света в жизни!», Светлана, посетительница выставки

«Это просто чудо, что познакомился с прекрасной женщиной и гениальным художником, с Леей Шульман. Ее работы – это музыка Еврейской души. При всей глубине и многогранности произведений, они очень ясны и понятны  даже для неподготовленного зрителя» Константин Евменёв, евр. художник, автор витражей Синагоги на Б.Броннной, чл. СХ, Москва

«Вы — настоящая! И работы Ваши из души. И всё это – настоящее еврейское …» посетительница выставки, Переславль

«Спасибо за потрясающую выставку, тонкие и содержательные работы. Видимая лёгкость исполнения, подразумевающая труд души и мысли. Стихи прекрасные. Хочу отметить работы, которые больше всего легли мне на сердце: «Бабушкино наследство»(работа и стихи), бокалы «Библейские истории», «Мезуза», «Основа Вселенной», «Ханука в Большой Хоральной Синагоге СПб»», Наталья Воликова, художник стекла, чл. СХ, Москва

«В силу разных причин я редко встречался с национальным искусством. На выставке обретено зримое воплощение понятия до сих пор, жившее в виде слов и явлений. Чуть-чуть приоткрывается загадка судьбы народа, который столько вынес,  продолжая жить, не теряя стойкости и оптимизма. Трогательна естественность исконность всего этого. Такое впечатление, что это так и пришло из глубины тысячелетий. И не сказались здесь никакие влияния, заимствования и подражания. Еще — все работы отличает  «подлинность», что редко встречается в наш индустриальный век, когда индустриальные приёмы и методы захватили и область культуры. На работах художницы ощущается прикосновения рук, тепло и трепет души, созидательной….Лично мне ближе всего оказалась «Шаббат Белой Ночи»» Сергей Красносельский, инженер, Москва

«Огромное спасибо за прекрасную выставку. Совсем не случайно, что она происходит в хасидской синагоге. Ведь  в учении хасидизма много говорится о  свете, оживляющем материальный мир.  Очень часто в хасидских книгах и книгах по каббале используются образы стекла и зеркал. А ведь это основные материалы художественных объектов этой выставки!», Беларёв Ицхак

«Мне очень понравилась выставка,  много интересного и необычного. Очень красивые работы, и автором этих работ благословления и удачи в дальнейшем продвижении в этом  искусстве», Довид Хайм, ученик Ешивы, Ростов

«Выставка отражает и личность автора, и его многогранный талант, и всю особенность древней еврейской культуры. Желаю еще много выставок и восторженных поклонников Вашего таланта», Л.Л., психолог,  Брянск

«Выставка замечательная! Увидеть в Москве работы, посвященные еврейской традиции — большая редкость вообще, а работы  художника стекла – удаётся еще реже. На такой выставке как будто звучит музыка еврейской души, и хочется слушать ее и смотреть долго-долго….Спасибо, Лия!», Маргарита Стоянова. Секретарь Синагоги-на-Б.Бронной, Москва

«Получила огромное удовольствие. Выставка очень необычная, яркая, интересная. Индивидуальна еще и тем, что работы сопровождаются мудрыми и глубокими стихами. Спасибо большое за доставленное истинное удовольствие! С большим уважением, Татьяна Щербатова», Москва

«Я давно не видела выставку, где выставленные объекты так бы вписывались в предложенное пространство, как будто были созданы специально. И каждый объект нес высокий духовный смысл, и в тоже время был прекрасным произведением искусства. Лия Шульман — удивительный художник, одаренный многими талантами. Ее стихи органично вписываются в  изобразительный язык ее произведений, а  работы, представленные в экспозиции выполнены в разных техниках, но всегда  с необыкновенным, изящным и порой остроумным решением. Лия, поздравляю с замечательной выставкой! Дальнейших творческих успехов!», Москва, член-кор. РАХ, Ольга Победова

«Лия Шульман — волшебница. Я подозревала это давно, с самой нашей первой встречи в конце 90-х. Она тогда привезла на выставку юных еврейских художников  в ЦДХ, работы своих учеников. И я была поражена, как она сумела научить  их работать на столь сложном материале, как стекло! Было непонятно и – восхитительно! А вообще, все, к чему Лия не прикасается, преобразуется волшебно. Секунда- и на клочке бумаги возникает необычная вязь из линий, пересечений, слов-веревочек перетекающих в стихи, и стихи, продолжаемые линиями…  Согнет небрежно пару случайных листочков, два-три неуловимых движений ножниц – и уже у вас в руках крохотный ангел: покачивает крылышками и пытается взлететь. А уже когда прикоснется к «своему» материалу – хрупкому, тонкому. Звенящему – тут и вовсе возникает Сказка. на затуманенном стекле расцветают синие и красные цветы, плещется невская вода, а по ней плывет  цветущая менора, да так органично, что диву даешься; в узорчатых бокалах играет рукотворное вино и переливается – горит капелька янтарного меда – так и тянет украдкой лизнуть! Колдовство, да и только! Вроде все просто, незатейливо: стеклышки, кусочки разноцветной бумаги, неброские камушки,.. А приглядишься — глубина-то какая. Тут  тебе и прошлое («Бабушкино наследство») и настоящее («Кудрей моих…»), и вечное («Древо Жизни», «Основа Вселенной») Последнее вообще безмерно. Обломки мироздания? Ан, нет – кирпичики  Стены Плача, и число-то их неслучайно — ДЕСЯТЬ. И, можно бесконечно вглядываться, вдумываться, разгадывать , радоваться находкам. Чудеснейшее из  занятий. Она, Лия, и детей преображает: они, ясно дело, обыкновенные непоседы, превращаются в настоящих творцов, и  в сотворчестве именно с ними  рождаются у Лии все новые и новые чудеса. Ее талант столь открытый, столь обескураживающее детский, что ему даже и позавидовать невозможно. А,  может быть,  есть у нее все-таки сокрытый  от всех  золотой ключик, палочка ли волшебная или скорее перстень заветный —  ей так идут всяческие атрибуты восточной красавицы — кто знает? Обязательно при следующей встрече постараюсь подсмотреть!» Лунина Леся, Москва (координатор ДЖОЙНТа  90-х)

друзья о ФС

Лия Шульман

чл. Союза художников России

 

Несколько слов о Федоре Семеновиче Энтелисе

Так распорядилась Судьба, что Федор Семенович Энтелис был мне не только Учителем. Был он для меня еще и Другом — человеком близким по духу. И, не только мне, но и всей нашей семье тоже. Позднее, благодаря совместной работе, он стал моим соавтором. А еще — при каждом новом проекте, каждой новой идее — главным советчиком, доброжелательным критиком и неподкупным оппонентом.

Неподкупность эту вместе с умением признавать ошибки можно, в частности, видеть в его отношении к технике скользящей гравировки. Годы, оценивая  отдельные мои работы в этой технике, он называл ее не иначе, как «это твое царапанье по стеклу». И…вот моя персональная выставка в Этнографическом Музее. Туда он пришел, естественно, тоже. Пришел уже после открытия выставки, заранее договорившись со мной о своем визите. Вещь за вещью, осмотрел все работы экспозиции и, под конец, сказал: «Знаешь, оказывается, я был не прав. Но, теперь ты меня убедила — это твое направление вполне перспективно».

Но, все это стало потом…

А начало было — в 1968. Тогда я впервые попала на лекцию по курсу «технология стекла». Курс вел Федор Семенович. И вел так, что «его» предмет считался у нас одним из самых главных. Результат при этом оказывался таким, что порой мы, его ученики, могли по знаниям составить конкуренцию даже и технологам! Впервые осознала я качество этого «его» преподавания на своей преддипломной практике в Дятьково. Тогда, когда почти играючи смогла оказать теоретическую помощь технологам-дипломникам. Впоследствии, также благодаря им, смогла познакомиться и подружиться с выдающимся археологом, хранителем Эрмитажной коллекции античного стекла, замечательным человеком — Ниной Захаровной Куниной. Как правило, технологические консультации по собранному в экспедициях материалу Нине Захаровне оказывал сам Федор Семенович. Но, как-то раз, когда он лежал в больнице, одну очень неотложную консультацию по его личной просьбе и рекомендации провела и я. Именно после этого и завязалась наша с ней симпатия, а позднее и дружба…

Как сейчас помню — и эти лекционные слова Федора Семеновича  врезались в мою память намертво — «дело художника придумать изделие, а технолога придумать, как его выполнить». Впрочем, как раз именно это – знание «как сделать и как выполнить»- он требовал от нас, своих учеников, в первую очередь! Вплотную с такой постановкой вопроса я столкнулась в конце 80-х, когда, решившись на самостоятельный технологический эксперимент, обратилась к нему за консультацией.

Помню мой визит к нему. Тогда, когда после моего рассказа о задуманном, выразила свое — нахальное! — желание совместной работы с ним. «Надо подумать – ответил он – давай сначала попьем чаю». И пила я этот самый чай со всеми вкусностями Сары Савельевны, и вела светские разговоры, а в душе молилась всем богам, чтобы он не отказал мне…(Тогда, этот  его возможный отказ я воспринимала, как свою самую главную в жизни катастрофу!)… Поэтому, получив, наконец, «да», готова была на любые его условия. Но, главное его условие оказалось все же более, чем неожиданно для меня! «В этом эксперименте, в этой работе мы должны быть абсолютно равны — говорил он, — механического деления на специальности технолога и художника просто быть не должно». Теперь-то я понимаю, какую цель преследовал мой Учитель, выдвигая это условие, и как основное, и как главное. Его, конечно же, как он потом признавался сам, заинтересовала моя идея. И, хотя в это время он был просто чудовищно занят, упустить возможность заинтересовавшей его работы, он в силу своего характера просто не мог. Поэтому в его согласии, в поставленном им условии важную роль сыграло  его хорошее отношение ко мне – уж так ему хотелось не только научить меня правильно и грамотно работать, но и дать самостоятельность и в плане технологии тоже. Помню, как радовалась  тогда его согласию, и как Ира с некоторым злорадством говорила: «Погоди радоваться, работа с Папой не сахар, ты еще сто раз пожалеешь об этом». Но, я не жалела ни тогда, ни потом, как не жалею и сейчас. Работа с Федором Семеновичем слишком уж многое дала мне — она, эта работа, была в моей жизни  школой ни с чем ни сравнимой! Благодаря тому нашему сотрудничеству, я на деле узнала и навсегда запомнила — как, с чего надо начинать подобные проекты. Запомнила, как собрать материал и  как его обработать, чтоб лучше потом  выполнить задуманное. Федор Семенович  не признавал полумер: если уж сидеть в библиотеке, то в библиотеке Государственного Эрмитажа! Туда и был вытребован пропуск для меня на целых полгода. В таком же ключе – без полумер — была написана и теоретическая часть. И здесь, тоже, Федор Семенович требовал четкости и планомерности работы. Экспериментальная же часть выполнялась на Львовской базе, куда в течение 1985 и1986 гг. я выезжала дважды. И, если в начале нашей работы над этим проектом, разговор шел о выполнении образцов лишь двух- трех технологических приемов, то в конце – количество приемов увеличилось до двенадцати. Причем, многие из них «рождались» прямо в гуте. Но, «рождению» этому, естественно, предшествовали разговоры- беседы «у Энтелисов». Там, в этих разговорах «за чаем», Федор Семенович, направляя работу, неизменно поощрял меня к самостоятельному технологическому поиску. О нашей работе по этому проекту он написал в своей книге — «Формование и горячее декорирование стекла», стр.103-105. В ней дано «описание трех» из двенадцати предложенных нами техник. Описание — чисто технологическое.  Но, там есть и иллюстрации, выполненные им собственноручно.  Впрочем,…свою часть работы, со скромностью ему присущей,  он определил, как — «при нашей консультации».

Скромностью его была поражена и Сибилла Ярдсгофф, американский арт-критик и автор пяти монографий о гутном стекле. Помню ту нашу совместную встречу и ее долгую технологическую беседу с Федором Семеновичем. А, после — ее восторженную реакцию: «Как технолог, он просто гений! Но, как чудовищно скромен!»…

Работа, которую Федор Семенович назвал «при нашей консультации» окончательно и бесповоротно подружила, как с ним, так и со всем семейством Энтелис. «Мой третий ребенок» — ласково называла меня Сара Савельевна. Тогда, довольно часто — в основном после окончания МУХИ – забегала я к ним. Бывала  «внизу» — у «старших» и «наверху» — у «младших». «Младшими» — называли семью дочери метра – Иры, жившей тремя этажами выше. Время пролетало быстро за разговорами «о стекле», «о ювелирке» (работала я в то время на «Русских Самоцветах», создавая ювелирные образцы для отечественного рынка и мечтая объединить стекло и металл в одном изделии), «о жизни» и «о работе». «О стекле» — в основном, конечно же, с Федором Семеновичем, «о ювелирке» – чаще с Ирой и Валерием (последний, будучи по специальности врачом, именно в то время увлекся ювелиркой) и «о жизни и о работе» — сразу со всеми вместе. С Сарой же Савельевной, как с мамой, я порой секретничала «о своем — о женском». Замечательная хозяйка, она и со мной щедро делилась своими необыкновенно вкусными рецептами. До сих пор готовлю, пользующиеся неизменным успехом, блины «как у Сары Савельевны». Нас  всех тогда связывали общие интересы и общий взгляд на мир. Мы делились друг с другом радостью, разделяли горе и неприятности. Помню, как после утреннего официального представления моего жениха родителям, вечером «потащила» его к Энтелисам. Впрочем, с семьей Энтелис дружили и мои родители тоже. Следует заметить, что наши родители всегда были, для нас с братом, самыми лучшими нашими друзьями. Были они моложе «старших Энтелисов» лет на 10. Но было меж ними – моими родителями и Энтелисами — тем ни менее, очень много похожего. В основе их семейного союза также лежала глубокая любовь и нежная дружба, неизбывное уважение друг к другу. И они так же, как и Энтелисы, были знакомы с детства. И потому-то, видимо, мне было так комфортно – легко и с ними. Возможно, наша взаимная семейная  симпатия — дружба и объясняется этим самым внутренним сходством.

Помню, как-то одна из ленинградских газет затеяла на своих страницах дискуссию: как может существовать в русском языке такой термин, как «бриллиантовая свадьба», если нет сейчас ни одной пары с таким долгим семейным стажем? Всем нам тогда показалось, что вопрос этот был задан очень даже по существу, и развернувшаяся дискуссия на эту тему вполне правомерна. Но, в разговоре с Федором Семеновичем, в его голосе я услышала самое настоящее возмущение! Оказалось, что его семейный союз с Сарой Савельевной имеет именно такой, непостижимый для нас всех, срок! Именно тогда из уст Сары Савельевны я впервые услышала, что Федора Семеновича она встретила в еще ранней юности. Помню и то, как приятно удивившаяся газета вынуждена была завершить дискуссию, объявив о существовании в нашем городе одной единственной «бриллиантовой» четы Энтелис и как Федор Семенович с гордостью демонстрировал всем эту публикацию! Брак Сары Савельевны и Федора Семеновича был «бриллиантовым» не только по срокам совместного проживания, но и по качеству его. Часто бывая у них, я не раз замечала их внимательное и бережное отношение друг к другу в самые различные моменты их жизни. Помню их за сборами в Дом Отдыха, когда починочно — швейными работами занимался сам метр. Помню и этот их отдых, где маленький щитовой домик на взморье ощущался тем же самым знакомым нам всем «Домом Энтелисов». Помню, как Федор Семенович гордился перепланировкой своей квартиры, которую сам же спроектировал и переоборудовал с помощью сына. И, как, с какой гордостью он демонстрировал мне, придуманную и выполненную им собственноручно подсвечивающуюся полочку для своей коллекции стекла! Следует отметить, что «находиться» в его коллекции своими изделиями было большой честью для нас всех, его учеников. Каких имен там только не было! Ведь Федор Семенович был другом для очень и очень многих. По его коллекции вполне можно было изучать историю всего советского стеклоделия!

Много еще можно было бы вспомнить всего. История нашей дружбы хранит многое. И были они разные эти встречи — радостные и, увы, горькие. Все они со мной и во мне – навсегда. В них во всех для меня было всегда одно и, пожалуй, самое главное – счастье вновь и вновь приходить в этот чудный Дом, к этим замечательным людям, в эту подлинно «бриллиантовую» семью – такую дружную и такую счастливую! В этой счастливой семье все было совершенно, гармонично и соразмерно. И время, прожитое вместе и рядом, лишь  помогло им  в создании их общего Дома – «Дома Энтелисов». Дома, в котором было тепло и уютно не только их хозяевам, но и всем приходящим, прилетавшим и приезжавшим в него!

Знакомство и последующая затем дружба с кланом Энтелис окончательно и бесповоротно убедили меня в том, что семейные ценности – одна из самых важных и значительных вещей в жизни.

Jewish GlassSchool

(Петербургские Искусствоведческие тетради, выпуск 10, 2007, стр.327-342)

                                                                                                            Лия  Шульман

«Школа еврейского Стекла (EWISJH GLASS SCHOOL) в Санкт — Петербурге — возникновение, становление, развитие»

материалы  7 Международного  Симпозиума  Стекла «Стекло в Контексте»,                                                                                                                                                                          8.04.2006, Фраунау, Германия

В 1990 г. в Санкт- Петербурге при Большой Хоральной Синагоге впервые открылась официальная еврейская школа, которая стала первопреемницей, работавшей ранее в конце 80-х, школы нелегальной.

И тогда в годы работы этой  нелегальной школы, в России впервые появилась и до сих пор успешно работает существующая ныне модель еврейского образования. Та самая модель, где все образовательные предметы «объединены в единый творческий процесс», что, по словам одного из ее создателей и руководителей, Ильи Дворкина, «связано с желанием создать именно еврейскую школу». Ту школу, где «еврейские традиции творчества и мастерства требуют отношения к ним как к учебным дисциплинам» и, где «главным связующим звеном в каждом блоке изучаемых предметов (становится) искусство». (Илья Дворкин, Использование искусства в преподавании детям еврейской традиции, «Еврейская школа»№ 2, 1993).

Вот тогда, в те далекие 80-е, педагогика, объединившая вместе все учебные дисциплины, стала называться педагогикой «интегральной». А, так как во времена становления еврейской школы, задачи решались не только учебные, но и социально-психологические, то приход в систему еврейского образования профессионалов всех областей науки, техники и искусства стал и закономерен, и необходим. Именно тогда в еврейское образование пришли такие профессионалы, как: Илья Дворкин и Александр Львов, Владимир Дрибинский и Марина Сорокина, Анна Молчанова и Семен Парижский, Светлана Сивак и Лена Давыдова, Валерий Дымшиц и Евгения Львова, Александр Гершдт и Татьяна Погорельская, Арье и Хана Ротман, Александр Рохлин и Михаил Хейфец и многие другие. А несколько позже к ним присоединились Галина Евграфова и Лия Шульман.

И неслучайным поэтому стало открытие детской студии «живопись по стеклу» в еврейской воскресной школе «Бейт» при Израильском Культурном Центре в Санкт- Петербурге. Студия «живопись по стеклу» (руководитель — Лия Шульман) начала свою работу с 1994-ого. Именно поэтому, 1994ый — год создания этой студии и есть начало существования в г. Санкт — Петербурге Jewish Glass School. Спонсорами данного интегрального проекта стали: Петербургский Еврейский Университет и Израильский Культурный Центр в Санкт — Петербурге. Позднее студия получила название «студии витражного искусства», а ее главным и единственным спонсором остался Израильский Культурный Центр (ИКЦ или просто Центр). В этой студии, вплоть до 2003 года, получали знания по еврейскому искусству, традиции и основам витражного искусства дети от 3 до 16 лет. В ней они, осваивая различные техники росписи по стеклу, работая в различных интегральных проектах, создавали витражи и витражные объекты самого различного назначения.

На занятиях дети знакомились с

  • живописным рисунком (с помощью цветных спиртовых маркеров),
  • живописью холодными водными транспарентными эмалями (с помощью кистей),
  • коллажной аппликацией (с помощью пленки «Арокал»).

Обучение в студии с самого начала ее существования было двухэтапным. На первом этапе дети обучались технике «живописного рисунка». Т.е. — двум основным приемам работы спиртовыми маркерами: «графическим рисунком», выполняемым спиртовым маркером, и «живописным пятном», выполняемым маркером и кистью в сочетании со спиртовым разбавителем. Следует заметить, что работа этого начального этапа необходима для всех возрастных групп без исключения. В то же время, эта техника просто незаменима при работе с малышами (от 3 до 5 лет). Необходима она потому, что именно на этом, первом этапе работы у детей воспитывается «чувство стекла». Второй этап обучения — это знакомство с 2-мя различными техниками живописи на стекле. Это — и пальцевая живопись (также очень помогающая «прочувствовать» стекло), и живопись холодными водными транспарентными эмалями.

Навыки работы с техникой коллажной аппликации давались во время всего учебного процесса параллельно с другими занятиями. Аппликацией занимались дети всех возрастных групп без исключения. Техника эта, как никакая другая, развивает тактильные навыки необходимые при работе в пальцевой живописи.

За годы работы студии (1995-2003) ее ученики принимали участие в более чем 40 выставочных проектах. Самые крупные из них состоялись, как в городах России (Санкт-Петербург, Москва, Петрозаводск, Новгород), так и в других странах дальнего и ближнего зарубежья (Украина, Израиль). Это: «2-ой Российский Фестиваль «ЗДОРОВЫЙ МИР»» (1994), «Израилю – 50» (1996), «Привет, Иерушалаим!» (1995), 1V Международная Выставка Мебели (1999), выставка объединения «Мир камня» «ВЗГЛЯД В БУДУЩЕЕ»(2000), У11 и У111 Международные Фестивали Еврейского Детского Творчества (2000 и 2001) в Москве, Фестиваль Детского Творчества «Привет, весна!»(2002), «Золотой Аист»(2003) в Киеве. А ведь были еще и регулярные к каждому празднику (а праздники еврейские почти каждый месяц!) учебные выставки в самом Центре! К тому же, помимо активной выставочной деятельности, силами учеников были созданы:

  • серия монументальных витражей памяти М.Шагала общей площадью 10 кв.м. (основная их часть сейчас находится в собственности ЕССОД — Еврейский Общинный Дом в Санкт — Петербурге)
  • коллекция разнообразных праздничных и бытовых предметов традиционного еврейского искусства,
  • оформление памятных вечеров и презентаций в дни различных праздников, Фестивалей, Памятных вечеров, как в самом ИКЦ, так и на других выставочных площадках города.

Почти все выставки, в которых участвовали ученики студии, были, как правило, коллективные. Но, среди них встречались и выставки персональные. Так, с большим успехом в самом Центре в1995-ом прошла персональная выставка Юры Трофимова 5-ти лет. Работы Юры — яркие и образные – покорили  зрителей всех возрастов! А его мини-витраж «Сабры», посвященный памяти иерусалимских детей, погибших от рук террористов, впоследствии можно было увидеть на экранах виртуальной выставки детских рисунков.

Эту виртуальную выставку 1998-го «Израилю 50» организовал и спонсировал Центр «ОРТ-Гинзбург СПб». Выставка проходила в рамках проекта «Двенадцать колен». Многие школы ОРТа из бывшего СНГ приняли в ней участие. Эта выставка – один из самых первых, и, по тем временам, наиболее значительных проектов студии. Самым же первым выставочным проектом, в котором она приняла участие — городская выставка «Привет, Иерушалаим!» (1995)., проходившая в залах Санкт-Петербургского Союза художников. Выставка эта впервые дала детям студии уверенность в своих силах. Еще бы! Ведь их мини-витражи висели в одном зале с работами взрослых профессиональных художников, и интервью у них брали тоже.

Но, выставка – это праздник! А, в нашей жизни существуют и будни — с работой и учебой. Ранее уже говорилось о монументальных витражах, созданных студийцами в 1998-1999гг и посвященных памяти Марка Шагала. Начало учебного 1998-го стало для детей Центра началом их работы над этим проектом, задуманным  директором Израильского Культурного Центра, Машей Шор. Автором архитектурной части проекта стал Олег Зверлин, член Союза художников России, педагогом – руководителем — член Союза художников России Лия Шульман.                                                                                                            А коллективным исполнителем — творческие коллективы учеников нескольких еврейских школ  г. Санкт — Петербурга, а именно:

  • «студия витражного искусства» ИКЦ
  • воскресная школа ИКЦ «Эрец»(«Земля»)
  • «студия витража» школы «Иерушалаим»
  • «кружок иудаики» воскресной школы «Шорашим» («Корни»).

Все дети, всех вышеназванных творческих коллективов работали над этим проектом с большим воодушевлением. Настолько, что уже к весне 1998-го было выполнено первое окно. Одно из четырех задуманных. Вот, что писала тогда, в те дни, газета «Ницаним» (газета ИКЦ): «…работа над витражами – работа коллективная. И это, как ничто другое, создает у детей чувство общности и единства. Именно это заставляет больше думать об общей работе, общей композиции, забывая порой о себе. Так, если в октябре, в начале нашей работы, каждый старался на своем маленьком кусочке стекла обязательно поставить свое имя и фамилию, то теперь мы часто слышим: «Можно я не буду надписывать работу, а то моя подпись все испортит» и далее: « уже конец занятиям, уже давно пора уходить, но «…одну минуточку, мне так хочется закончить сегодня…», И, остаешься и ждешь, когда же закончится эта и та, другая последняя «минуточка»»

Так писалось тогда в газете «Ницаним» («Ростки») о том, как эти витражи выполняются. А теперь вспомним о том, что именно рисовали дети и какие они были «наши» витражи? Вот как отвечала на этот вопрос газета: « для создания наших, Шагаловских окон, мы выбрали сочетание двух (видов витража): расписного «кабинетного» мини-витража в сочетании с, так называемым, «клеевым» витражом…и, окидывая взглядом работы наших детей, можно увидеть их главную мечту – мечту о волшебной стране Израиль. Там все так необычно: по небу плывут синие облака, у моря — прямо на песке — растут мандариновые деревья. За окном пальмы, море, на окне прекрасные фрукты или цветы, Это: или яркий солнечный день, или чудесная южная ночь. А в комнате, если уж не компьютер, то обязательно телевизор последней модели!» (№3 (36) от 1998). И. как тут не вспомнить имена участников проекта! Это — и сестры Маленко, и «близняшки» Рогожины, и Амина Борисова с Анри Беберашвили, и Саша Распопов, и Фрума Шнейдерман, и Ксюша Змиевская, и Ника Малевская-Малевич, и Боря Кушнер, и сестры Яковлевы, и Даня Довган, и Ира Латышева-Зверлина, это — и Гусаровы Сева с Машей, впрочем, всех не перечислишь. Слишком уж много детей разных национальностей принимало участие в этом проекте!

Именно тогда, с того самого времени и была заложена эта «наша» традиция – украшать своими работами Израильский Культурный Центр! С этого самого времени ученики студии витража, постоянно и наравне с взрослыми, принимали участие в  его праздничном оформлении.

Поэтому, не случайно и то, что к 1-му дню Хануки — 2000, совпавшему с открытием выставки участника Войны 1945 года еврейского художника Леона Ниссенбаума, детьми студии было выполнено праздничное оформление Большого Шагаловского зала. Но, кроме праздничного оформления, они создали и серию праздничных витражных подсвечников («ханукийот») и панно. Руководителем этого проекта была Лия Шульман. Для  оформления зала и изготовления ханукийот (девятисвечников) потребовались знания по таким еврейским предметам, как:  история, традиция, язык, фольклор и искусство. Дети смогли получить их на уроках в школе «Эрец» Израильского Культурного Центра в рамках интегрального проекта, посвященного празднику Ханука.

А в год 300-летия  Санкт – Петербурга, совпавшему с 55-летней Годовщиной со Дня создания государства Израиль, был осуществлен и успешно защищен еще один интегральный проект, «показывающий связь звука и цвета». Проект этот получил название — «Поем, танцуем и рисуем песню». Презентация его в виде видеоролика была показана Петербургским телевидением в День празднования 55-ей годовщины государства Израиль. Целью проекта было «научить детей свободе творческого выражения через осознание тесной связи звуковой и цветовой октав». Авторами проекта стали педагоги ИКЦ — руководитель хора «Эрец» Ольга Змиевская и руководитель витражной студии Лия Шульман, координатором — директор воскресной школы «Эрец» Александра Васильева. Исполнителями — наряду со всеми учителями школы «Эрец» — ученики различных творческих коллективов Центра: (хор «Эрец», «витражная  студия», школа «Эрец»). Работа над проектом шла весь 2002-2003 учебный год. Причем, график занятий был построен таким образом, чтобы урок «изобразительное искусство» шел сразу же после урока «пения». Проект этот, как и каждый подобный проект, был тщательнейшим образом продуман. И, к урокам — «пение», «танец» и «изо» — добавились уроки «иврит» и «история». И, если на уроке «иврит» разучивались песни с правильным произношением слов, то на уроках «история» рассказывалось об исторических событиях, послуживших написанию разучиваемых песен. Результат превзошел все ожидания: во время  видеосъемок «открытого» урока, дети, изображавшие на тот момент израильскую песню, вдруг сами, спонтанно, и совершенно неожиданно для всех, запели ее! А еще была сама защита проекта: весьма впечатляющий концерт с песнями, как о родном и, таком близком всем, Городе, так и о далеком Израиле. И не менее превосходная выставка.

Следует отметить, что особое внимание в системе еврейского образования всегда обращалось и обращается на антифашистское воспитание молодежи. Много сил и внимания уделяется мероприятиям, посвященным теме Катастрофы (или Холокоста, или Шоа). В год 2002-ой — «год Холокоста» (по ЮНЕСКО) их было особенно много. И, все же, пожалуй, наиболее ярким и запоминающимся стал проект, предложенный Генеральным Консульством Польши и получивший название «Межшкольный городской конкурс «Читая Януша Корчака»». Проект этот собрал множество спонсоров и не меньшее количество участников.

Кроме Генерального Консульства Польши и Израильского Культурного Центра, в нем участвовали и его спонсировали: Корчаковский Центр молодежных программ «Реальный Путь», Санкт-Петербургское общество Януша Корчака, Центральная детская библиотека им. К.М.Паустовского, Региональная детская благотворительная организация, а также более 30  школ, колледжей и  других средних учебных заведений Санкт — Петербурга.

Конечной целью проекта стал Конкурс выполненных работ с их публичной защитой и создание на его базе межшкольного Петербургского Музея Катастрофы  (школа № 26 Невского района Санкт – Петербурга). Дети Центра по окончании Конкурса получили в различных возрастных группах и номинациях шесть призовых мест, а трое из них даже стали Лауреатами его. Большинство работ студии:  мини — витражи и витражные объекты навсегда вошли в коллекцию вновь созданного Музея.

В марте того же 2001-го, ученики студии витражного искусства приняли участие в V111 Международном Фестивале Еврейского Детского творчества в Москве, также, посвященному Шоа. Работы учеников Центра и там пользовались успехом. А витражный объект «Убежище Анны Франк», высотой 30 см, выполненный шестнадцатилетней Машей Маленко в виде трехгранной призмы  из листового стекла с росписью транспарентными холодными эмалями, получил Диплом Лауреата V111 Международного Фестиваля.

А еще, в том же 2001-ом, в Шагаловском зале ИКЦ, 19 апреля, был показан проект, созданный витражной студией совместно с хором «Эрец» (руководитель Ольга Змиевская) и студией Веб-Дизайна (руководитель София Горлицкая). Проект получил название «Митинг ко Дню памяти Рауля Велленберга». Каждый творческий коллектив Центра внес свою лепту в одно общее дело. Ученики студии витражного искусства, как обычно, выполнили декоративное оформление Большого Шагаловского Зала, создав витражи и памятную витражную композицию. И, она, их мемориальная композиция, названная, «Свечи Памяти» стала «центром  прошедшего Митинга» (газета ИКЦ «Ницаним» № 5(52) 2001)

За годы существования студии, проектов в которых она участвовала, было так много, что сейчас даже трудно выбрать лучшее! Но, был среди них один – довольно необычный и надолго всем запомнившийся — “Перфоманс–проект, посвященный памяти израильской поэтессы Рахель». Проект этот был придуман директором Израильского Культурного Центра г-жой Софи Коцер, и стал первым из серии постановок об израильских деятелях культуры и искусства. В реализации его (18 февраля 2001 года) участвовали все без исключения творческие коллективы Израильского Культурного Центра. За его выполнением пристально следила местная пресса (газета «Ницаним»). Руководили им профессионалы самого высокого уровня! Так, художественным руководителем проекта стал Борух Финкельштейн, главный кантор Большой Хоральной Синагоги и концертмейстер — иллюстратор Санкт-Петербургской государственной консерватории им. Н.А. Римского- Корсакова. Константин Гершов – художественный руководитель театра «Глагол» и режиссер театральной студии ИКЦ стал не только режиссером и автором данной постановки, но и исполнителем роли Ведущего. В качестве Главного Консультанта проекта выступал такой знаток иудаики, как проф. Семен Якерсон, сотрудник Государственной Публичной Библиотеки: «именно благодаря его совету спектакль получил достойное логическое завершение в виде концовки – концерта под открытым небом с видеозаписью на стихи Рахель. — (здесь и далее газета «Ницаним за март 2001г)- Закончилась сама постановка, началась спокойная часть литературно-мемориального вечера : просмотра сайта о Рахель, созданного участниками студии « WEB-дизайн» (руководитель София Горлицкая). На стене зала – даты жизни известной поэтессы и такие уже знакомые строки только что пропетых песен! И вдруг…дружно, не задумываясь, без всякого аккомпанемента дети школы запели полюбившиеся им песни! И, как тут не вспомнить слова Ольги Змиевской, сказанные ей полтора года назад, когда она – руководитель детского хора Петербургской Консерватории «Скерцо» — пришла на работу в ИКЦ, став руководителем и нашего детского вокального коллектива: « Я хочу, чтоб запела вся школа «Эрец», как поет вся Консерватория!». Ну, что ж, школа «Эрец» не только запела, но и затанцевала израильские танцы, благодаря руководителю танцевального ансамбля Алине Клоцвог-Фомичевой! Зрители отметили и высокое профессиональное мастерство (детского)  ансамбля «Теила» (руководитель Екатерина Гурина). Прекрасным было и музыкальное сопровождение инструментального ансамбля молодежной организации «Гилель» (руководитель Алена Котова) — ансамбль этот, безусловно, украсил данную постановку. Так же, как слаженный дуэт взрослых актеров – исполнителей главных ролей, где роль Рахель исполнила Катя Клейн- актриса непрофессиональная, ученица театральной студии ИКЦ. Оценку ее исполнения удалось услышать из уст самой г-жи  Коцер: «О! Это действительно настоящая Рахель!». Все дни подготовки вечера, весь Центр жил с именем Рахель на устах! Так, ученики студии «WEB-дизайн» (руководитель София Горлицкая), создавая сайт о Рахель, готовили компьтерные декорации. А студия декоративно- прикладного искусства, она же витражная студия (руководитель Лия Шульман), занимаясь художественным оформлением спектакля, украшением зала, параллельно готовила выставку работ, посвященных памяти поэтессы. Стеклянный же модуль – образ озера Кинерет (автор Саша Распопов), которое так любила Рахель – это еще один полноправный «участник» спектакля. Надо добавить, что и администрация Центра не жалела ни сил, ни средств для этой постановки!»

Занятия по росписи стекла в системе еврейского образования г. Санкт — Петербурга проводились не только в Израильском Культурном Центре. Интересный и довольно необычный интегральный проект под названием «Бейт- Кнессет» («Синагога — Дом Молитвы») в 1999 году состоялся в Петербургской религиозной дневной школе «Бейт Сефер Менахем».

Проект этот заключался в интеграции трех различных дисциплин — традиции, искусства и компьютерной информатики– и, идеально решил все задуманные его организаторами цели. По мнению автора проекта, жены Главного раввина, Сары Певзнер, главное в проекте – это « привить любовь к Торе (Ветхий Завет) и традициям через восприятие различных сторон Синагоги – от красоты ее убранства до понимания того, что суть ее – Дом поклонения Всевышнему». Кроме самого автора проекта, в нем принимали участие — координатор Ритта Кацман и педагоги школы: Анатолий Шперх (компьютерная технология) и Александр Рохлин, член Союза художников России (традиция и искусство). Исполнителем художественной части проекта стала группа из 8 учеников с 7 до 11 лет. Дети представили свои работы, выполненные на стекле в технике росписи холодными эмалями — эскизные проекты витражей для оконных проемов, придуманных ими синагог.

Работа с религиозными слушателями, проводилась не только в школе «Бейт Сефер Менахем». До сих пор, в религиозной еврейской общине Бейт Хабад, начиная с 2001, реализуется программа, получившая название «Искусство стекла, помогающее в усвоении основ иудаизма».

Так, проект 2000-2003, выполненный под руководством ребецен Дины Пински и получивший название «Семейный Клуб», ставил перед собой задачу «усвоения основ иудаизма в еврейской семейной традиции через создание произведений изобразительного искусства». В числе этих произведений были и работы с расписным витражом. Работа в этом направлении проводилась на основе принципов арт — терапии педагогом художником, чл. Союза художников России Лией Шульман совместно с психологом, канд.мед.наук Марией Соболевой в тесном контакте с преподавателями по традиции. Исполнителями проекта стали дети и их родители, посещавшие Семейный Клуб в те годы.

Следующий проект, задуманный и созданный по инициативе тогдашнего директора хедера «Менахем» (религиозной школы для мальчиков) Сарой Певзнер, стал самостоятельной частью общей программы «Искусство стекла, помогающее в усвоении основ иудаизма». Начатый в 2001-ом, проект этот работает до сих пор. В рамках учебного процесса ученикам младшей группы хедера, педагогом — художником Лией  Шульман даются базовые знания по основам расписного витража. Работа ведется в постоянном контакте с учителем по иудаизму, нынешнем  директором школы, раввином Гольдбергом. Спонсирует программу – религиозная еврейская община Бейт-Хабад. Исполнителями проекта являются ученики хедера «Менахем». За годы существования хедера, его ученики создали ряд работ традиционного еврейского искусства, экспонировавшихся на 8 выставках. Причем, на каждой из них, работы учеников неизменно отмечались Призами или Дипломами. Особенно большим успехом пользовались их мини- витражи на международной выставке «Дети Мира рисуют Библию» в мае 2003. Как, впрочем, и работы учеников других художественных коллективов под руководством Лии Шульман.

Следует заметить, что за все годы существования JEWISH GLASS SCHOOL принцип информационной творческой связи «учитель — ученики» соблюдался всегда. И ученики — не только постоянные посетители студии- мастерской учителя, не только постоянные зрители его выставок, но и активные участники в совместных выставочных проектах. Особенно запомнилась всем выставка «Научи отрока в начале пути его…» (Мишлей, 22:6), состоявшаяся в залах ИКЦ летом 2002 «Проект, представленный Израильским Культурным Центром в Санкт-Петербурге и Центром Бейт-Хабад при поддержке Центра «ОРТ-Гинцбург СПб» объединил трех еврейских художников (Галину Евграфову, Лию Шульман и Андрея Боровского), работающих в сфере еврейского образования». ( пресс-релиз выставки). На этой выставке впервые рядом с творческими работами самих художников — педагогов можно было увидеть и «творения их талантливых учеников» (буклет выставки). Выставку посещали и дети, и взрослые, и художники, и искусствоведы. И отклики на нее можно было прочесть и в газете «Ницаним», и в выпуске «Искусствоведческие тетради» № 6 (статья искусствоведа  Николая Благодатова).

Возможно поэтому сам факт создания Еврейским Агентством в России (СОХНУТ) школы-студии витража, был оправдан и логически закономерен. А началось все с того момента, когда группа ПЕЛЕ на выставке СОХНУТ «В шатрах праведников…» в Петропавловской крепости показала один из праздничных предметов традиционного еврейского искусства — витражный объект 18 м2 — «Шалаш» (или «Сукка»). Объект этот был выполнен в технике графического коллажа, где автором стал творческий коллектив группы ПЕЛЕ- Олег  Зверлин, Лия Шульман и Андрей Боровский. Новая техника и новые возможности работы в стекле привлекли внимание учеников Лии Шульман. И, вот тогда, по инициативе  посланника ЕАР искусствоведа Бориса Хаймовича, и была открыта школа-студия «Еврейское искусство и традиция». Изучая еврейскую традицию и памятники традиционного еврейского искусства, ученики школы- студии осваивали и новую для них технику современного витража. Таким образом, «школа-студия», продолжив работу «студии витражного искусства» Израильского Культурного Центра, стала впоследствии, кроме авторских реплик традиционного искусства, создавать и самостоятельные произведения. (в-ки группы ПЕЛЕ «Научи отрока при начале пути его…» в ИКЦ, «Золотой Аист» в Киеве, «Пурим» и «Чудо Пурима» в Сохнуте, «Стекло на снегу» на Елагином острове и «Чудо витража» в г. Ломоносове).

Руководство школой-студией поэтапно осуществляли: Борис Хаймович и Мириам Кайданова. Программу вела – Лия Шульман. Участниками и исполнителями проекта были ее ученики — дети и взрослые. Результат работы школы-студии – учебные выставки в библиотеке ЕАР и совместные выставки типа «учитель — ученики» («Чудо Пурима» ЕАР, 2005 и «Чудо витража» Ломоносов, 2006), а также: участие отдельных учеников школы-студии в городских и международных выставках с самостоятельными авторскими произведениями. («Стекло на траве и воде», «Стекло на льду и снегу, 2005, «Стекло на траве», 2006, Елагин парк, СПб). Следует заметить, что в школе-студии витража вместе с детьми занимались взрослые разных возрастов и специальностей. Но, в 2005 году, в связи с окончанием проекта «Еврейское искусство и традиция», школа-студия была закрыта.

После ее закрытия, первопреемницей ее по праву стала студия «ЗАХ» («Чистота»), открывшаяся  в Синагоге в 2006г. по инициативе заведующего Информационного отдела Большой Хоральной Синагоги Санкт – Петербурга р. М.-М. Трескунова. Спонсор проекта — религиозная община Бейт Хабад в лице Главного раввина Санкт — Петербурга М.-М.Певзнера.

В студии «Зах» также – бок о бок занимались дети и взрослые. Еврейская традиция и в этой студии изучалась через знакомство с произведениями традиционного еврейского искусства. Занятия по витражному искусству вела, по-прежнему, Лия Шульман. Но, в дополнение к запланированной выставочной деятельности (самостоятельных произведений и реплик), добавилась новая задача — использование  готовых работ для нужд Большой Хоральной Синагоги. Студия витража «Зах» открылась совсем недавно, но информацию о ней можно было видеть на сайте Большой Хоральной Синагоги, а работы ее учеников на выставке «Чудо витража» в марте 2006-го, состоявшейся в г. Ломоносове! Работу в студии «Зах» также можно назвать интегральным проектом – ведь через занятия витражом студийцы знакомились не только с еврейским искусством, но и с еврейской традицией.

В дальнейших планах студии, кроме знакомства с еврейским искусством и традицией, участия в различных выставочных проектах и украшения синагоги, создание такого студийного образования, где « еврейские традиции творчества и мастерства требуют отношения к ним, как к учебным дисциплинам» (Илья Дворкин).

А в каникулы 2006го, под Москвой (в пос. Меделеево) проходили занятия (семинары и мастерские) Осенней школы для старшеклассников по иудаике «Кедем», где сквозная тема для всех курсов и мастерских — «Древность и Современность». Четыре дня напряженных занятий на 9 семинарах (по истории, философии, библиистике, музыке, литературе, каббале) и занятия в 3 мастерских (стекло, изо, журналистика). А в конце — отчет о проделанной работе с подведением итогов в форме театрализованного представления  всех проектов и мастерских. Итог получился внушительным! Еще бы – каждый из участников школы за четыре дня прослушал по 3 курса (из 12 возможных), каждый успел позаниматься хотя бы в одной из мастерских (а их была к тому же три!) И еще — каждый сам выбирал интересующее его, успев вволю пообщаться и отдохнуть!

Мастерская «Стекло» представила серию светильников — сосудов, выполненных в технике мозаичного витража. Ученики школы познакомились и освоили выполнение мозаики современной, выполненной в технике графического коллажа поливтинил-хлоридными материалами, и мозаики классической, сделанной из осколков разноцветного стекла.

Здесь хотелось отметить еще одно — интегральный принцип преподавания, где все образовательные предметы “объединены в единый творческий процесс” и, где “главным связующим звеном в каждом блоке изучаемых предметов – искусство” характерен не только для Петербургской Jewish Glass School. То же самое наблюдается и в каждом из профессиональных направлений еврейского образования. И это совсем не случайно, как не случайны, и знания педагогов по еврейской традиции и культуре, еврейской истории и философии, полученных ими на многочисленных семинарах, конференциях, школах, лекциях и поездках, состоявшихся не только в России и на Украине, но и даже  в далеком Израиле.

Список литературы.

Священные книги Ветхого завета, Вена А. Рейхара и Ко, 1877г. – (т. 1,2)

Дворкин Илья. Концепция еврейского образования. Еврейская школа // журнал. 1993 — №1

Дворкин Илья. Интегральный курс “Еврейский мир “ Еврейская школа // журнал. 1993 — №1

Хенделл И. Принципы еврейского образования. Еврейская школа // журнал. 1993 — №1

Дворкин Илья. Использование искусства в преподавании детям еврейской традиции. Приложение: Е. Давыдова. План урока по теме “Традиция  + рисование”. Книга — альбом “Истоки”. Вступительное слово Е.Давыдовой. Еврейская школа//журнал. 1993 — № 2

Молчанова Анна. Четвертая международная конференция “ Проблемы еврейского образования“ Еврейская школа// журнал. 1993 — № 2

Дворкин Илья. Пути развития еврейского образования в СНГ. Еврейская школа // журнал.—1994, № 1- 2

Дворкин Илья. Разрыв преемственности и проблема еврейского образования. Еврейская школа // журнал. 1994, — №3

Ротман Ханна. Еврейское образование в СНГ. Трудности и перспективы. Еврейская школа // журнал. 1995 — №4

Штейзальц Адин. Труд воспитания. Еврейская школа.// журнал. 1993 — №1

Молчанова Анна. Резолюция  научно- методического семинара “Преподавание еврейского искусства”. Еврейская школа // журнал. 1994, — №3

Усвяцова Б. Национальная школа уже не экзотика, а норма / обзор печати. Еврейская школа// журнал. 1993 — № 2

Дашевская Ольга. Использование изобразительных источников на уроках истории еврейского народа. Еврейская школа // журнал – 1993, №3

Каганов В. Серия научно – методических семинаров по преподаванию дисциплин еврейского цикла (С.- Петербург) . Еврейская школа // журнал, СПб, 1994-№ 3

Каганов В. Резолюция научно- методического семинара “Преподавание еврейского искусства”. Еврейская школа // журнал, СПб, 1994-№ 3

Привет, Иерушалаим!// каталог детей студии «живопись по стеклу» школы-клуба «Бейт». Петербургский Союз художников,1995

Боровский Андрей. Программа художественного воспитания. Еврейская школа // журнал, СПб, 1996-№ 12

Рохлин Александр. Уроки изобразительного искусства в системе преподавания еврейской традиции и этики иудаизма. Еврейская школа// журнал, СПб, 1996-№ 12

Сивак Светлана. Преподавание еврейского искусства в еврейской школе. Еврейская школа // журнал, СПб, 1996-№ 12

Марголин Мирьям. Сказочки для маленьких детей. Мосты культуры. М.- И. 2004

Карманная еврейская энциклопедия – Ростов на Дону: изд-во: Феникс, 1999

Гоберман Д. Еврейские надгробия на Украине и в Молдове Шедевры еврейского искусства.(т. 4) М. :Имидж, 1993

Еврейский народный орнамент. Составители — С.Юдовин, Н.Малкин. Витебск 1920 г., Витебск 2002 г.

Нет подобного тебе. Изречения еврейских мудрецов об Иерусалиме. ШВУТ АМИ, И., 1995

ORT in the CIS and BALTIC STATES, 2005

Абба Эвен. Мой народ (т.1). Молодежная серия, изд-во И.1990

Бар-Мицва. Москва-Иерусалим, 1993-5753

Ницаним // газета, 1998 — №3 (36), 2000 — № 3-4, 2001 — № 5(52)

Еврейская традиция. Учебник для 8-10 кл. еврейских школ. Иерусалим Шамир.1998

Жолтовский П. Памятники еврейского искусства. // Декоративное искусство СССР/ журнал-1966 — № 9 21.

Еврейская школа // журнал 1994 — г№3., 1995г. — №2-3, 1996 г. — № 1-2

Израиль2000 // журнал 1995 — №12

Лехаим // журнал 2000 — №7

Отцы и дети // журнал, 1998г . №30, 1996г. №27, 2000г  №34

Искусство в еврейской традиции // Сборник лекций, Иерусалим. 1980

Искусство в еврейской традиции. Библиотека – Алия, 1989г.

Канцедис А. Бронза. Шедевры еврейского искусства (1т.) М.: Имидж, 1993

Корн Ирэн. Иудаизм в искусстве. Белфакс, 1997г.

Канцикас А., Е. Волковинская, Т. Романовская. Серебро. Шедевры еврейского искусства (2т) М.: Имидж, 1993

Новая еврейская школа 1999г. — №4

Нога Ареувени. Герб государства Израиль. NEOT KEDUMIM. Заповедник Библейской природы в Израиле, 1993.

От Адама до Авраама. Это книга порождений человека. ПЕУ сост. и пер. Дворкин И.   СПб., 1998г.

Пасхальная Агада. Посвящается Иерусалиму. Музей Израиля в Иерусалиме, 2000

Пасхальная Агада. Менора — главный символ государства Израиля. Музей Израиля.2001

Праздники (под ред. Б. Купермана) Амана, Нью-Йорк

Раби Йосеф Телушкин. Еврейский мир. Москва-Иерусалим, 1992

Научи отрока при начале пути его…Мишлей, 22:6 // каталог выставки, СПб, 2002

Николай Благодатов. Научи отрока при начале пути его…Искусствоведческие тетради, 2006 — №6

Выставка работ юных еврейских художников // каталог VII Московского Международного фестиваля еврейского детского и юношеского творчества «Зажги свечу!». Москва. Центральный дом художника, 15 21 марта 2004г.

Рогозина Ольга. Фантазии в старинном особняке. Смена // газета. 25 марта,2000.

Во имя величия красоты Твоей… // Группы петербургских художников “Пгишот” и “Пеле”. Каталог выставки – презентации расписных суккот, посвященных праздникам месяца Тишрей, 2003

В шатрах праведников // Группы петербургских художников “Пгишот” и “Пеле” с друзьями. Каталог выставки. Искусство и традиция. Выставка, посвященная праздникам осеннего месяца Тишрей, 2004

Чудо Пурима // каталог выставки, СПб, 2005

Чудо Витража // каталог выставки, г. Ломоносов, 2006

Оба берега реки Самбатион. Материалы к Путеводителю. // Сборник материалов для работы в творческом академическом лагере «Самбатион», Москва-Иерусалим, 2006

В поисках источника. Бейт-мидраш на осенней школе по иудаике в «Кедем». Самбатион. Менделеево, 2005/5767

CENTER FOR JEWSH ART. RIMONIM. 4, 1995

THE ISRAEL MUSEUM. CATALOG

THE JEWISH CALENDAR 1966 WITH ILLUSTRATIONS FROM THE COLLECTION

THE JEWISH MUSEUM IN PRAGUE

The Sephardi Haggadah by Rabbi Jonathan Cohen, Ierusalem /New York/1989

TREASURES of the TORAH // Catalog for Exhibition in America, The Historical Treasures Museum of Ukraine, 2000

UNITED SYNAGOGUE OF AMERICA ENGAGEMENT CALENDAR 1989-1990/5750